1. Главная/
  2. Все статьи/
  3. Шефы/
  4. Стоит ли бояться подорожания вина?

Стоит ли бояться подорожания вина?

Restoclub опросил представителей виноторговых компаний и ресторанов о том, как вырастут цены под влиянием кризиса.

Сегодня импортное вино, без которого не мыслят своей жизни ни рестораторы, ни посетители ресторанов, — естественно, среди самых уязвимых категорий, которая не может не дорожать вслед за евро. С сентября один из ведущих винных импортёров России компания Simple объявила о росте цен на 15%, некоторые поставщики также повысили стоимость.

Так ли страшна эта ситуация? Что произойдет с барными картами – рестораны будут повышать цены, или упрощать ассортимент? Как к этому уже сейчас относится потребитель? Станет ли это шансом для российских виноделов укрепить свои позиции на рынке и найти путь к сердцу потребителя? Все эти вопросы мы задали профессионалам винного рынка.

 

Ирина Пономаренко, директор компании Simple в Санкт-Петербурге:

Рост цен на вино сейчас невозможно спрогнозировать — стоимость будет повышаться пропорционально падению рубля. Наша компания выстраивает свою работу согласно реалиям рынка: изменяющемуся спросу и курсу валют. Отметим, что с апреля прошлого года по сегодняшний день рост курса евро по отношению к рублю составил 54%.

Последнее повышение мы провели в начале сентября, как и остальные виноторговые компании. В среднем стоимость выросла на 15%. Но это не значит, что мы взяли свой прайс-лист и прибавили к прежним ценам 15%. Повышение было дифференцированным: так, цены на некоторые вина были оставлены без изменений, отдельные позиции массового рынка прибавили не более 5%, многие премиальные бренды выросли также незначительно.

В сложившейся ситуации сохранится спрос на две категории вин: дешевые и очень дорогие. Люди с высоким уровнем дохода, для которых дорогие и хорошие вина являются частью рациона, будут покупать их и в кризис. Сейчас продажи премиальных вин даже показывают рост. А средний сегмент падает: покупатель остается в той же ценовой категории, но теряет в качестве. Средняя стоимость проданной бутылки в ритейле выросла не более чем на 10% по сравнению с 2014 годом.

В сложившейся ситуации сохранится спрос на две категории вин: дешевые и очень дорогие. А средний сегмент падает: покупатель остается в той же ценовой категории, но теряет в качестве.

В начале года мы ощутили спад продаж, но он стал результатом паники на рынке, изменений правил и условий. К лету ситуация выправилась. И отдельные каналы продаж, например, отдел частно-корпоративных клиентов, демонстрируют стабильный рост как в проданных бутылках, так и в рублях.

Российское вино также дорожает на полках магазинов, как и импортное. Не стоит забывать, что не много российских производителей полностью делают продукт из собственного винограда, закупая виноматериалы в Европе и Новом свете. А значит, они также зависимы от валютных колебаний. Интересное российское вино по стоимости соизмеримо с импортным, но здесь уже вопрос к качеству. Потребитель скорее выберет бутылку итальянского или французского вина за 3000-4000 руб., нежели отечественного производителя.

Но, с другой стороны, есть курс на импортозамещение. И это сейчас не только модное слово, но и реальный тренд. Думаю, он может оказать более существенное влияние на популярность российских вин, чем цена.

Сергей Худяков, начальник отдела внешней коммуникации Marine Express:

Рост цен планируется у всех импортёров алкоголя. Думаю, общее повышение будет в среднем в пределах 30%. Притом подорожание затронет не только импортные, но и российские вина: винный рынок — это единый организм.

Но эта цифра не так страшна, как кажется. Повышение стоимости на алкогольном рынке происходят регулярно, и не только в кризис. При этом поставщики понимают, что если резко взвинтить цену, то это приведёт к потере части продаж, и закладывают тот процент роста, который не отпугнет покупателя. Магазины или рестораны также стараются смягчить негативный эффект для потребителя — и конечная цена продукта может подскочить не так сильно, как заявляют поставщики.

Думаю, общее повышение будет в среднем в пределах 30%. Притом подорожание затронет не только импортные, но и российские вина: винный рынок — это единый организм.

В сложившейся ситуации есть и плюсы: нынешние условия благоприятны для появления новых доступных брендов. Под влиянием роста цен в 2014-2015 годах многие потребители пересмотрели свое отношение к винным позициям и ушли на ценовую группу чуть пониже. Крупные компании-импортёры, в том числе Marine Express, естественно, постарались заполнить эту нишу на рынке новыми продуктами без удара по качеству. Это возможно, так как мировой винный рынок очень подвижен, конкурентен, и уйти от одного производителя к другому, найти такой же — а может быть и более качественный продукт по интересной цене — не составляет труда. Я всегда говорил и частным, и корпоративным клиентам: никогда не бойтесь новых брендов.

Кстати, в Европе подобные колебания цен — регулярный процесс. Просто из-за экономической специфики нашей страны и из-за того, что у нас винный рынок не сформирован, — это происходит болезненнее. Ближайшие лет 10 будет этап становления рынка вина в России. Культура потребления вин ещё только формируется, и люди сейчас начинают разбираться в нём. С одной стороны, подорожание — это удар, но если тенденция развития задана, то она останется, несмотря на трудности.

Дмитрий Журкин, винный эксперт, директор по импорту группы «Ладога»:

В последнее время удорожание импортного алкоголя в среднем по рынку составило от 10 до 20%. Но компания «Ладога» отпускные цены не поднимала — нам удалось договориться с зарубежными поставщиками и разделить с ними нагрузку «съеживания» маржи.

Делать прогноз сложно — стоимость импортного алкоголя на рынке будут напрямую зависеть от курса рубля. Удастся ли нашей компании удержать цены на прежнем уровне, тоже зависит от общей экономической ситуации. Если курс рубля упадет существенно, мы, увы, будем вынуждены скорректировать стоимость. Но при этом приложим все усилия, чтобы увеличение не было шокирующим для потребителя. Так в декабре 2014 года, когда рост цен у отдельных поставщиков составлял от 30 до 70%, мы подняли стоимость лишь на 15%.

Импортные вина по-прежнему очень востребованы. Объем продаж импортного алкоголя в нашей компании за первый квартал 2015 года вырос на 45%.

Думаю, что вслед за импортом могут подорожать и российские вина. Причем, повысят цены и производители, использующие импортные виноматериалы (которых, кстати, довольно большая доля на рынке), и поставщики, не зависящие от курса валют, — с целью занять ценовую нишу, которая может освободиться после подорожания ввозимых вин. Что касается отечественных вин — сегодня они занимают достойное место на рынке, но пока вряд ли смогут составить замену для ценителей, например, Бароло или Шабли.

Сейчас импортные вина по-прежнему очень востребованы. Когда в августе было краткосрочное снижение курса рубля, мы могли наблюдать в нашей розничной сети «Монополь», что покупатели, наученные прошлогодним опытом, старались закупить вино впрок. Объем продаж импортного алкоголя в нашей компании за первый квартал 2015 года вырос на 45%. В первую очередь, благодаря тому, что у «Ладоги» на конец прошлого года не было валютных долговых обязательств: весь товар был оплачен заранее и находился у нас на складах. Кроме того, в кризис рынок покинули некоторые крупные импортеры, высвободив отдельные ниши, которые заняли более «живучие» компании.

Александр Алексеев, владелец винного бара Vinostudia:

В сентябре о повышении цен заявили почти все поставщики вина. На данный момент цены выросли от 10 до 30%. Сложно давать какие-то прогнозы о дальнейшем росте — это глобальные вопросы изменения курсов валют. Надеюсь, что евро/доллар не будут больше показывать таких резких скачков, а значит, и вино больше не подорожает. Поставщики, кстати, закладывают в цену запас колебания курса, поэтому еще одно повышение возможно только при значительном обесценивании рубля.

Фактор стоимости стал играть существенную роль, но сказать, что люди стали покупать и пить меньше вина, пока нельзя.

Пока что повышение стоимости незначительное: в целом, это не будет сильно влиять на сумму чека. Но если рост цен продолжится, то потребитель будет отказываться от дорогих позиций в пользу более дешевых. Уже сейчас гости стали больше обращать внимание на стоимость бокала. Для сохранения ценового уровня нашей винной карты мы теперь проводим более серьезную работу при выборе вин. Если раньше подборка позиций в карту велась только на основе вкусовых и сортовых особенностей вина, то теперь мы стараемся дать максимальное качество за лучшую цену. Мы постоянно занимаемся мониторингом предложений и общением с поставщиками. Многие из них идут навстречу и стараются сгладить эффект роста цен гибкой политикой сотрудничества.

Кстати, более дешевые вина не всегда менее качественные — а бывает даже более! Всё зависит от конкретного производителя и того, насколько внимательно и тщательно поставщик работает с ним.

В целом, сильных изменений в общей картине потребления вина пока нет. Фактор стоимости стал играть существенную роль, но сказать, что люди стали покупать и пить меньше вина, пока нельзя.

Леонид Стерник, сомелье, совладелец ресторана Vincent:

Предсказать, насколько подорожает вино, сейчас сложно. Когда курс евро растёт, виноторговым компаниям ничего не остаётся, кроме как повышать цены. Как отреагирует на это потребитель? Я уверен, что человек, который пьет вино, любит его, понимает его пользу, — никогда не перейдет с вина на пиво, водку или виски. Вопрос в другом — какое это вино? Если раньше он пил, допустим, чилийское, то сейчас будет пробовать грузинское, российское. Другое дело, что российское вино тоже подорожает. В некоторых русских винах русская только этикетка. Виноматериал там из Испании или ЮАР, пробка из Португалии, бутылка из Польши — и всё это покупается за евро!

Если раньше потребитель пил, допустим, чилийское, то сейчас будет пробовать грузинское, российское.

Для ресторанов ситуация с подорожанием вин сложная, но не безвыходная. В Vincent достаточно принципиальная позиция: мы берём вина с оптимальным соотношением цена-качество. Для того чтобы найти лучшие варианты, мы работаем примерно с 25 винными компаниями. И для нас тот факт, что компания Simple повысила цены, не так важен, потому что в карте всего два вина этого поставщика. Безусловно, у всех импортёров цены постепенно растут, но если круг поставщиков широк, то ты имеешь возможность найти наиболее выгодные предложения, узнать о распродажах, создать запасы, ведь вино — это продукт, который при правильных условиях может храниться длительное время. Притом мы практически не работаем с крупными поставщиками, у которых в ценообразование заложены, в том числе, расходы на рекламу, на огромный штат, развитие бизнеса и т. д. У маленьких компаний-поставщиков ты платишь только за вино — и там всегда можно найти то, что ищешь. Поэтому у нас винная карта не дорожала с осени 2014 года, а цены на целый ряд вин в настоящее время сопоставимы а иногда даже ниже, чем в Европе.

Евгений Литвяк, управляющий партнер бара «Винный шкаф»:

Сложно сейчас сказать, что произойдет с ценами. С одной стороны, дело вроде бы в евро, а с другой — в жадности импортера. Есть компании, которые повышают цены только на новые поставки, а есть те, которые на вина, закупленные еще до кризиса осени 2014, повышают цены уже второй раз. Бизнес по-русски. Так что, какие уж тут прогнозы. Мы в основном работаем с первыми, выживаем вместе, думаем вместе о конечном потребителе.

Есть компании, которые на вина, закупленные еще до кризиса осени 2014, повышают цены уже второй раз. Бизнес по-русски.

Покупать меньше вина у нас особо не стали, и нет такого, чтобы посетители массово переходили на вино подешевле. Цены мы за все время работы меняли не сильно. А сейчас, если придется их повысить, надеюсь, народ отнесется к этому разумно — будет пить то же вино, но в чуть меньшем количестве, а не по принципу «главное не ингредиенты, а эффект». На данный момент, мы просто запаслись винами по старым ценам и будем держать свои цены на докризисном уровне до последнего.

Что же касается ассортимента, то мы ни когда не снижаем планку качества, ни при каких условиях. По сравнению с первой волной кризиса, мы, наоборот, еще больше увеличили количество органических, биодинамических вин, расширили линейку Пино-Нуаров, психанули и взяли в карту «Фантом 70/30», собираемся ставить «Эноматик» и расширять линейку вин по бокалам. И пускай эти вина чуть дороже, но они еще более интересные. Нас ценят именно за эту прогрессивность. К счастью, первая волна — «Ура, мы пьем вино за 190 руб.» проходит, и гости начинают разбираться в вине, понимать, за что они платят, что у них в бокале.